LAMB OF GOD: досье Рэнди Блайта

Оцените материал
(5 голосов)

Дэвид Рэндалл Блайт, более известный как Рэнди, раздвинул границы метала после того, как присоединился к группе Lamb Of God в 1995 году.

Он рассказал о поисках своего пути в жизни через панк-рок, о несправедливости в мире, которая приводит его в ярость и о том, почему в глубине души он все еще болван.

Где и когда ты родился?

«Я родился 21 февраля 1971 года в Форт-Миде, Мэриленд. Мы жили на военной базе, пока мой отец служил в военно-воздушных силах. Но мы пробыли там недолго.»

Кто твоя семья?

«Мои родители развелись, когда я был ребенком, но все прошло мирно – никаких разногласий по поводу опеки или чего-то еще; они оба были великими родителями. Когда я ходил в четвертый класс, я переехал в Вирджинию вместе со своими братьями и отцом, и несколько лет мы прожили на ферме нашей бабушки. Это было действительно круто. Мой папа много работал, так что нам с бабулей приходилось воспитывать моих младших братьев.»

Ты был хорошим старшим братом?

«Я был для них защитником, я старался оградить их от всяких неприятностей, также я следил за выполнением домашнего задания по учебе. Я не всегда был образцом для подражания, но всегда имел добрые намерения.»

Каким ты был в юности?

«В шестом классе я пристрастился к панк-року, но я старался вписываться в общественные нормы. В каком-то смысле я был болваном, к тому же у нас не хватало денег. Конечно, мы не жили в шалаше, но и богатством не отличались. Дети, из которых растят мелочных идиотов, могут быть жестоки к тем, кто одет не по последней моде. Так что я старался не выделяться, но люди были не особо дружелюбны ко мне. Я никогда не пользовался популярностью, поэтому, когда я попал в панк-среду, я оторвался по полной, нагнув всех и каждого.»

В каком смысле ты был болваном?

«Парень, я все еще им являюсь. Я до сих пор играю в Dungeons&Dragons [настольная ролевая игра в жанре фэнтези. – прим. Радио ULTRA], настолько все запущенно. Я не занимался спортом. Я не был чуваком, который играет в футбол, я был чуваком, читающим книги. Я работал в баре, помню, как однажды бармен сказал мне, Рэнди, если бы библиотека продавала пиво, мы бы тебя никогда не увидели. Я часто утыкался носом в книгу, да я и сейчас это делаю. Я бы не смог понять эту жизнь без книг. Да, Dungeons&Dragons, книги, комиксы, толстые очки…ничего не изменилось.»

Как ты попал в панк-среду?

«Я был тогда в шестом классе и летом отправился в лагерь для «одаренных и талантливых» учеников, я очень любил музыку, но имел доступ к ней только через радио. Парень по имени Джейсон вручил мне пластинку «Never Mind The Bollocks» [единственный студийный альбом британской панк-группы Sex Pistols, вышедший в 1977 году и к настоящему времени признанный классикой рок-музыки. – прим. Радио ULTRA]…на одной стороне и Боба Марли на другой. Мне нравился Марли, я до сих пор большой поклонник регги, но с «Never Mind…» я понял, насколько эти люди безбашенны и круты.»

Будучи панком, не легче ли вписаться в общество?

«До того, как появилась возможность купить готическую или панковскую одежду в торговом центре, очень сложно было найти альтернативную музыку. Ни интернета, ни Amazon [американская компания, крупнейшая в мире по обороту среди продающих товары и услуги через Интернет. – прим. Радио ULTRA], было довольно много обязательств. Наверное, я похожу на старомодного человека, но я скучаю по тем временам. Стоило на горизонте появиться Nirvana и Green Day, как каждый мальчуган покрасил волосы в зеленый цвет. Это своего рода продвижение товара. Если вы хотели быть фриком или просто нарядиться как фрик, вас готовы были отправить на лечение.»

Много было противостояний?

«Да,  много конфликтов и драк. Какие-то словесные перепалки, т.к. всегда найдется тот, кто будет нести всякую чушь. Люди боятся того, чего они не понимают…К сожалению, большинство людей невежественны. Но я начал ходить на концерты в 14 или 15 лет и знакомиться с личностями, которые мне по душе. Главная причина того, что я пошел в школу именно в Ричмонде, - там было большое музыкальное сообщество. В течение продолжительного времени я посещал там шоу, затем переехал туда под предлогом поступить в колледж, но на самом деле я просто хотел болтаться и посещать концерты.»

Тебе нравилось в колледже?

«Это было чертовски круто! Первый год я жил в общежитии и каким-то чудом не вылетел из учебного заведения. Но я так и не закончил колледж – я думаю, я все еще в колледже, мне вроде оставался год, но это было великолепно, концерты каждую ночь, если не в клубе, то на вечеринке у кого-то дома.»

Живущие в Ричмонде оказали большое влияние на тебя, как на личность?

«Там были большие музыкальные и книжные магазины, и все люди чем-то занимались: кто искусством, кто писательской деятельностью, кто живописью, а кто скульптурами. Все очень серьезно подходили к своему делу. Они не стремились к богатству или известности, они просто делали то, что им нравится, то, что у них лучше всего получается. Это так вдохновляет – смотреть на людей, создающих собственные вещи, при этом не живущих экстравагантно, однако счастливо.»

Город является домом для многих классных групп. Ты знаком со многими из них?

«Я видел GWAR [шок-рок-группа из США, выступающая в костюмах монстров. – прим. Радио ULTRA] еще в подростковом возрасте и мы до сих пор с ними хорошие друзья. Когда я впервые увидел их, я не знал, кто они. Они были в своих масках, поэтому остались загадкой для меня. Но со временем я понял, что они обычные парни, которые так же ходят в бар, на работу и т.д. Я жил возле старого дома Avail [панк-рок группа из Ричмонда, штат Вирджиния, основанная в 1987 году - прим. Радио ULTRA]– они уехали из Северной Вирджинии и построили свою собственную сцену, чтобы устраивать частные вечеринки у себя дома.»

Как ты впервые попал в группу в качестве вокалиста?

«Я дружил со многими группами. В конце концов, мой приятель из Burn The Priest [первоначальное название Lamb of God. – прим. Радио ULTRA] сказал, что я должен попробовать поиграть в его группе, но в то время я готовился отправиться в летнее путешествие, поэтому ответил, что поговорим, когда вернусь. Через пару месяцев я вернулся и в ту же ночь пошел посмотреть на то, как они играют. Я сказал своей подруге, что эта классная группа и что я буду в ней петь. Так что я принял решение стать участником этого коллектива, да у них и выбора-то не было! Конечно, я тогда и понятия не имел, что это станет моей жизнью, это было просто то, что нужно сделать.»

Ты когда-нибудь представлял себе, что группа может занять такое важное место в вашей жизни?

«Черт, нет, чувак! Когда мы создали эту группу, мы просто собирались вместе и пили пиво. Иногда играли в баре или выезжали за город. Все шло очень медленно и органично для нас, мы работали над каждым своим шагом.»

Было трудно сводить концы с концами в первое время?

«Мы отправились в шестинедельный тур, не получив за это никаких денег. Не успев выйти из автобуса, я пошел устраиваться на работу в ресторан, т.к. мне нужно было платить по счетам. Это было обычным делом, каждый в Ричмонде так жил.»

Трудно ли пришлось сохранять баланс между семейной жизнью и карьерой?

«Да, трудно. Этому довольно сложно научиться, но мы с моей женой справились. Только что мы вернулись из мирового турне, и у меня есть всего лишь три недели, чтобы провести их дома. А затем снова гастроли. Моя жена очень понимающая, она знает, что я устаю, но как только я возвращаюсь, мои друзья хотят встретиться со мной, моя семья хочет побыть со мной, я стараюсь уделить как можно больше времени жене; когда я даю интервью или работаю над материалом, я пытаюсь найти время и для себя. Это тяжело. Наши жены – удивительные женщины, они были с нами до того, как мы стали знамениты.»

Несмотря на все успехи, ты остался довольно откровенным. Ты чувствуешь, что сердитый панк-рок ребенок все еще внутри вас?

«Абсолютно, черт возьми. Я сохранил такое отношение – в этом нет ничего плохого. Я просто оказался безумнее, чем все остальные. Я разозлился на все, но это своего рода глупо. Когда вы становитесь старше, вы понимаете, что нет смысла растрачивать свои силы на злость. В мире слишком много несправедливости и других подобных вещей, поэтому люди должны быть сумасшедшими. Есть такая вещь, как оправданный гнев, вы просто не можете с ним совладать. Это одна из проблем в жизни: люди не безумны, они носят шоры, чтобы чувствовать себя в зоне комфорта, и к черту остальное.»

А что огорчает взрослого Рэнди Блайта?

«Я только что вернулся из Индонезии, где увидел шокирующую бедность, с которой никогда еще в своей жизни не встречался. Вы можете взять напрокат ребенка за два доллара, чтобы вместе с ним заняться попрошайничеством. Это говорит о бедности и о ценности человеческой жизни. И это большая часть мира. Во многих местах нет водопровода и электричества. Люди должны понимать, что это реальность и что многие вещи нуждаются в исправлении. Я чувствую отвращение к лицам,  думающих  только о себе.» 

 

 

  

 

Последнее изменение

© 2017 Радио ULTRA | Multimedia Holding

Правообладателям

Войти

Регистрация

Регистрация
или Отмена